Государство Израиль

Страна, где организационно-правовая модель регулирования информационного пространства представляет интерес как с точки зрения особенностей правовой системы, так и из-за ангажирования граждан и коммерческих структур в процесс развития интернет-пространства, выступившее основой для законодательных и правоприменительных инноваций.

Введение. Особенности правовой системы Государства Израиль

В рамках исследования правового регулирования информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее – сеть «Интернет») в Государстве Израиль (далее – Израиль) целесообразно принимать во внимание особенности правовой системы Израиля, которые нашли отражение в организационно-правовом регулировании сети «Интернет» на его территории.

Единый подход относительно принадлежности правовой системы Израиля к той или иной правовой семье в настоящий момент отсутствует. С одной точки зрения Израиль имеет признаки теократического государства, а его правовая система, соответственно, основана на религиозных ценностях, с другой стороны, преобладающее влияние на правовую систему Израиля оказало права Османской империи. Вместе с тем, формально правовая система Израиля относится к семье общего англосаксонского права.

В этой связи наиболее целесообразным представляется отнесение правовой системы Израиля к смешанной правовой системе, в которой сочетаются черты романо-германского (континентального) и англосаксонского права. Кроме этого, в стране действуют сразу две системы религиозного права – еврейская и мусульманская, применяемые к представителям соответствующих конфессий.

Сразу после провозглашения Государства Израиль (1948 г.) было принято решение о действующей юридической силе существовавших на тот момент законов, которые не противоречат Декларации независимости или тем законам, которые будут приняты Кнессетом (в буквальном переводе с иврита «Собрание», однопалатный представительный и законодательный орган Государства Израиль, являющийся его Парламентом. Кнессет состоит из 120 депутатов, которые избираются по партийным спискам).

Таким образом, в стране сохранились законы Османской империи, многие законы британского общего права, элементы еврейского религиозного права и некоторые другие.

Заключительный период становления израильской правовой системы составило законодательство, принятое начиная с 1948 г. и получившее развитие в практике израильских судов.

В настоящее время источниками израильского права являются законы, разного рода подзаконные акты, судебные прецеденты, правовые обычаи, правовая (в том числе религиозно-правовая) доктрина, иудаистские и мусульманские священные книги.

Среди законов как источников права ключевую роль играют заменяющие конституцию Основные законы, регламентирующие такие основополагающие вопросы, как функции Президента, Кнессета, Правительства и государственного контролера, судопроизводство, свободу предпринимательства, защиту человеческого достоинства и свободы личности и сети «Интернет». Приоритет Основных законов перед обычными был подтвержден в 1955 г., когда Верховный суд получил полномочия проверять, не противоречат ли законы, принимаемые Кнессетом, Основным законам.

Израильское прецедентное право являет собой типичный пример права стран, придерживающихся традиций английского общего права. Судебный закон 1957 г. устанавливает, что суд руководствуется судебным прецедентом, установленным вышестоящим судом. Судейское нормотворчество особенно заметно при разрешении необычных ситуаций, в особенности при регулировании сети «Интернет». Судьи прибегают к такой деятельности часто под видом толкования в формулировках, относящихся к основополагающим конституционным принципам (особенно касающимся свободы личности в сети «Интернет»). С годами в Израиле сложился особый свод прецедентного права на базе решений Верховного суда, утверждающих гражданские права – свободу слова (в том числе при использовании сети «Интернет»), собраний, вероисповедания и равенство всех перед законом – как основные ценности израильской правовой системы.

После 1948 г. английские судебные прецеденты не имеют в Израиле обязательного характера. В настоящее время суды чаще ссылаются не на английскую, а на американскую судебную практику, на нее же ориентирована и деятельность Верховного суда Израиля. Иногда встречаются ссылки на решения по аналогичным вопросам судов Канады, Австралии, Германии и Франции.

Обычаи становятся источником израильского права по прямому указанию закона или в силу многолетней практики. Так, ряд обычаев (ноагим), принятых повсеместно на предприятиях и организациях в Израиле, имеет такую же юридическую силу, что и оформленный законодательный акт.

Основным источником еврейского религиозного права является Талмуд – кодекс религиозных, бытовых и правовых предписаний иудейства, составленный в III в. до н.э. – V в. н.э. и основанный в свою очередь на Торе (Пятикнижии Моисееве).

Важным источником израильского права служат международные соглашения. Признано, что нормы международного права, одобренные большинством государств и не противоречащие законам, принятым Парламентом, применяются в Израиле как действующее право. В этой связи в 2018 году Израиль совместно с Великобританией выступил с инициативой внедрения механизмов борьбы с нарушениями прав интеллектуальной собственности в сети «Интернет» в рамках сессии Консультативного комитета по защите прав Всемирной организации интеллектуальной собственности.

На содержание законов Израиля значительно повлияли и право континентальной Европы. Большинство актов регулирования сети «Интернет» основаны на европейских правовых системах, в частности Закон Израиля о защите конфиденциальности, Закон Израиля о регулировании безопасности в государственных органах.

Таким образом, принципы общего права имеют важное значение для содержания действующего в Израиле регулирования сети «Интернет», в то время как правовые традиции общего права по-прежнему воздействуют на стиль и методы правотворчества в Израиле.

Цензура в Израиле ограничена сферой предотвращения совершения уголовных преступлений. Присутствует акцент на свободу слова граждан, реализуется модель «что не запрещено, то разрешено». Вместе с тем, с 2017 года вступил в силу закон «О полномочиях по предотвращению совершения правонарушений посредством сайтов в сети «Интернет», согласно которому суды могут приказать провайдерам блокировать сайты террористических групп, незаконные азартные игры в сети «Интернет», услуги проституции, продажу наркотиков.

Судебная система в Израиле в соответствии с Законом о судебной власти 1984 г. представлена светскими и религиозными судами. Система светских судов включает мировые, окружные, Верховный и особые суды.

Мировой суд действует в составе одного судьи. В 1990-е гг. их полномочия были значительно расширены за счет передачи под их юрисдикцию части полномочий окружных судов. Мировые суды рассматривают уголовные дела (в том числе, при совершении преступления с использованием сети «Интернет»), срок наказания за которые не превышает 7 лет, гражданские и семейные дела.

Окружной суд (1 или 3 судьи) рассматривает апелляции по решениям мирового суда и более серьезные гражданские и уголовные дела. В компетенцию окружных судов также входят вопросы, связанные с экономическими спорами (в том числе при функционировании сети «Интернет»), банкротством, жалобами заключенных, апелляциями по налогам и регистрации кандидатов для участия в парламентских выборах.

Верховный суд Израиля, или «Высший суд справедливости», является высшей судебной инстанцией, решения которой обязательны не только для всех судебных органов, но и исполнительной и законодательной власти. В состав Верховного суда входят 12 судей. Председатель Верховного суда возглавляет всю судебную власть Израиля. Верховный суд – последняя апелляционная инстанция по уголовным, гражданским, дисциплинарным и избирательным делам; в интересах справедливости он полномочен вмешиваться в ход судопроизводства, освобождать незаконно арестованных или невинно осужденных; в качестве «Высшего суда справедливости» рассматривает жалобы и иски против Правительства, его учреждений и официальных лиц, будучи при этом судом первой и последней инстанции. Верховный суд также разрешает юрисдикционные споры между более низкими гражданскими и религиозными судами.

Особые суды (в составе каждого 1 судья) представляют собой органы с четко определенной юрисдикцией: транспортные, трудовые, военные, муниципальные, административные, по делам несовершеннолетних.

Поскольку в Израиле нет формальной конституции, в стране отсутствует и институт конституционного контроля в его классическом виде. Его отдельные функции выполняет Верховный суд, который является основным органом по охране прав и свобод человека. Верховный суд лишен права признавать законы Кнессета недействительными, однако может аннулировать административные правила и подзаконные акты Правительства и местных органов на основании их несоответствия законам. С 1955 г. Верховный суд получил полномочия определять, не противоречат ли законы, принимаемые Кнессетом, Основным законам государства.

Статистические сведения, характеризующие особенности использования гражданами Израиля сети «Интернет»

В Израиле существует две инфраструктуры проводного доступа к сети «Интернет»: телефонная и кабельная. Телефонная предоставляет коммутируемый доступ посредством протоколов ISDN и ADSL. С января 2012 года была введена в эксплуатацию оптическая система Безек Бейнлеуми (Bezeq International) – JONAH – кабель, связывающий Тель-Авив и город Бари (Итальянская Республика). Система принадлежит Израильской компании Bezeq International и представляет собой подводный кабель длиной 2300 км, а также продолжается наземным кабелем компании Interoute к городам Европы. Для подключения к оптической системе Безек Бейнлеуми – JONAH в целях осуществления деятельности интернет-провайдера на территории государства необходимо получить соответствующую лицензию Министерства связи Израиля.

В сентябре 2020 года Правительством Израиля была утверждена новая модель создания сети волоконно-оптического интернета, которая позволит в течение нескольких лет подключить к высокоскоростному интернету большую часть населения страны.

Данное решение Правительства обосновано невозможностью исполнения операторами связи требований Министерством связи Израиля. В настоящий момент Министерством связи Израиля предписывается требование к операторам связи провести оптоволоконный интернет во все населенные пункты государства, в то время как за 10 лет было реализовано подключение 60 % населения страны. Сложность подключения оставшейся части населения обусловлена стоимостью услуг подключения в отдельных «нерентабельных» регионах.

Для обеспечения волоконно-оптическим интернетом удаленных и малонаселенных пунктов будет создан специальный фонд, в который операторы связи Израиля будут отчислять 0,5% от своих доходов. На эти средства оптоволоконный интернет проведут в первую очередь в приграничные районы государства.

Мобильные сети пятого поколения (5G) в Израиле в настоящий момент не введены в эксплуатацию. Летом 2019 года Министерство связи Израиля объявило о создании новой тендерной комиссии, которая представит свои рекомендации по распределению радиочастот пятого поколения. Предполагалось, что для удовлетворения потребностей рынка необходимо изменение характеристик и производительности мобильной инфраструктуры за счет ее технологического развития. В этой связи необходимо выделение радиочастот в целях улучшения их пропускной способности. В то же время данная инициатива не могла быть реализована из-за ряда трудностей, в частности, неготовности израильских операторов связи приобретать радиочастоты по установленной Министерством связи Израиля цене.

4 августа 2020 года Министерство связи Израиля запустило конкурс на распределение частот связи пятого поколения. За получение лицензий конкурируют три группы операторов связи – Partner совместно с HOT mobile, Cellcom совместно с Golan Telecom и компанией Exphone, а также компания Pelephone, участвующая в конкурсе самостоятельно. Вместе с тем, представители Министерства связи Израиля полагают, что после того, как операторы связи смогут начать работы по формированию инфраструктуры сетей связи пятого поколения, компаниям потребуется по меньшей мере еще полтора года для выхода на уровень стабильного повседневного обслуживания интернет-пользователей.

Несмотря на подобные ограничения инфраструктурного характера Израиль является одним из ведущих государств мира по популярности онлайн-сервисов среди граждан, а также по участию коммерческих структур в осуществлении деятельности в сети «Интернет».

Согласно отчету, опубликованному американской маркетинговой исследовательской компанией comScore, граждане Израиля проводят в социальных сетях в среднем одиннадцать часов в день, что почти вдвое превышает средний мировой показатель (шесть часов) и опережает такие страны, как Великобритания (семь часов) и Соединённые Штаты Америки (семь часов).

Компания comScore ссылается на статистику сервиса StatCounter Global Stats, согласно которой около восьмидесяти пяти процентов израильских интернет-пользователей регулярно используют социальную сеть Facebook, семь процентов регулярно используют YouTube, и только один процент использует Instagram.

Рис. 1 «Использование гражданами Израиля социальных сетей за период с сентября 2019 года по август 2020 года»

Другие исследования показывают результаты, аналогичные выводам Stat Counter. Например, согласно недавнему исследованию, проведенному исследовательским центром Pew Research Center, Израиль занимает седьмое место в мире с примерно 68 % всех израильских интернет-пользователей, активными в социальных сетях.

В то же время сайт statista.com провел исследование, в ходе которого определил перспективы вовлечения граждан Израиля в использование социальных сетей в сети «Интернет». Если в 2017 году 72,28 % граждан Израиля имели доступ к одной и (или) нескольким социальным сетям из вышеизложенного перечня, то к 2025 году ожидается увеличение доли граждан до 82,04%.

Рис. 2 «Доля граждан Израиля, использующих социальные сети, за период с 2017 по 2020 гг. и предполагаемая доля за период до 2025 года»

В отчетных материалах исследования констатируется, что, несмотря на то, что социальные сети являются относительно новой технологией и обрели широкую популярность в начале десятилетия, они уже успели оказать влияние не только на граждан Израиля, но и на людей во всем мире, в то время как рост их популярности в ближайшие годы будет только усиливаться.

Вопрос широкой популярности социальных сетей среди граждан Израиля является не только предметом социологических исследований, но также выступает фактором вовлечения коммерческих структур в деятельность с использованием интернет-технологий.

На сегодняшний день в Израиле самая высокая в мире концентрация интернет-стартапов на душу населения. В 2014 г. израильские стартап-компании установили рекорд привлечения средств, собрав 3,4 млрд долларов, что на 46% превышает показатели 2013 г. В 2015 г. рынок вырос еще на 30%, общее число сделок составило 708, в проекты за год вложили 4,43 млрд долларов.

На сферу информационных технологий при этом приходится около 2,4 % от ВВП Израиля. Объем израильского рынка информационных технологий в 2013 г. составил 22,6 млрд долларов, а до 2018 г. рос со средним темпом 4,8 % в год. Согласно исследованию Института поддержки и экспорта ИКТ-отрасли России (АО «Росинфокоминвест») каждая пятая компания высоких технологий, котирующаяся сегодня на Нью-йоркской бирже NASDAQ, израильская или бывшая израильская фирма, 80 из котирующихся в Нью-Йорке израильских компаний – государственные (по заявлению заместителя главы NASDAQ Брюса Оста (Bruce Aust) на 16-ом инвестиционном конгрессе Оппенгеймера в Тель-Авиве). На NASDAQ котируется больше израильских компаний, чем всех европейских, вместе взятых.

Согласно позиции исследователей АО «Росинфокоминвест», импульсом для активного развития ИТ-индустрии в Израиле стало наложенное в 1970-х годах эмбарго на поставку вооружения и военных технологий из Франции (до Шестидневной войны в 1967 г. Франция являлась главным поставщиком оружия в Израиль. В 1967 г. Президент Франции Шарль де Голль осудил нападение Израиля на соседние арабские страны и наложил эмбарго на поставки французского оружия в Израиль), в связи с чем государство было вынуждено инвестировать значительные суммы в научно-исследовательские работы для развития военно-промышленного комплекса. С этой целью под предводительством Министерства обороны страны был создан научно-исследовательский институт RAFAEL. Среди его основных задач – модернизация, разработка и производство новых видов вооружения и военных технологий. В штат организации были приняты разработчики с ученой степенью. Также RAFAEL занимался оплатой обучения своим сотрудникам и привлекал специалистов из ведущих ИТ-вузов для проведения лекций. Именно этот институт начал первым разрабатывать и использовать информационные технологии для производства новых видов вооружения и военной техники, а также стал первым прототипом промышленного парка в Израиле.

Одним из существенных факторов популярности интернет-технологий в государстве, а также успеха Израиля на рынке информационных технологий выступила система израильского образования, которая во многом благоприятствует развитию технических и инженерных кадров, специалистов в области информационных технологий, а также помогает проводить исследования и разработки уже школьникам и, далее, студентам. Этому способствовало качественное развитие профильных университетов и наличие технических кадров – иммигрантов, которые смогли наполнить образовательную систему необходимыми специалистами. Наука в целом в Израиле играет очень большую роль, свидетельствует о серьезном взаимодействии предприятий и научной среды и возможности продолжения и применения научных исследований на практике в свой работе.

Общие сведения о законодательном регулировании сети «Интернет»

Регулирование сети «Интернет» на территории Израиля отражает особенности правовой системы Израиля и организационно-правовой структуры государства. Поскольку в стране отсутствует формальная конституция, общие принципы интернет-регулирования содержатся в отраслевых нормативных правовых актах в зависимости от объекта их регулирования. В этой связи целесообразно провести структурированный анализ регулирования сети «Интернет» с разграничением по предмету и методу соответствующих правоотношений.

3.1 Законодательное регулирование сети «Интернет» в уголовно-правовой сфере. Борьба с терроризмом в сети «Интернет»

В Израиле вопрос о полномочиях следственных органов для ведения расследования в целях сбора цифровых улик в сети «Интернет» как по общеуголовным делам, так и по делам, связанным с терроризмом, решается на основании Закона о компьютерах (Computers Law) 1995 года, которым определен ряд конкретных полномочий следственных органов по сбору доказательств в сети «Интернет». Законом о компьютерах также установлено, что завладение информацией, обмен которой производился между соответствующими компьютерами, считается одной из форм «перехвата», что, таким образом, позволяет следственным органам получить разрешение судебных или, в безотлагательных и исключительных случаях, административных органов на получение данных, передаваемых в процессе обмена информацией между компьютерами.

Примечательно, что базовый термин информационного права – понятие «информация» в Израиле определен именно в Законе о компьютерах, согласно которому информация – это данные, знаки, символы, за исключением программного обеспечения, которые представлены на машиночитаемом языке и которые хранятся на компьютере или другом объекте хранения, при условии, что данные, знаки, символы не предназначены для использования исключительно в целях функционирования компьютера.

Данным законом также установлен термин «кибератака», который означает преднамеренное использование компьютерных сетей в качестве средства для нанесения повреждений объекту атаки. Кибератаки, как правило, имеют целью нарушить нормальное функционирование таких объектов инфрастуркуры, как компьютерные системы, серверы или базовую инфраструктуру предприятий, с помощью компьютерных вирусов, вредоносных программ или других средств несанкционированного либо злонамеренного доступа.

Кибератаки могут иметь характерные черты террористического акта, в частности, их главной мотивировкой является стремление посеять страх среди граждан, чтобы содействовать достижению политических или социальных целей. В качестве примера можно привести случай кибератаки в Израиле в январе 2012 года, когда объектом нападения стали сайты Тель-Авивской фондовой биржи и национальной авиакомпании, результатом чего было несанкционированное раскрытие данных о кредитных картах и банковских реквизитах тысяч израильских граждан.

В 2007 году в Израиле был принят Закон о передаче данных (Communications Data Act). Предмет этого законодательного акта состоит в том, чтобы упорядочить принятую практику в отношении получения данных, не касающихся содержания передаваемой информации, от компаний, обеспечивающих проводную и сотовую телефонную связь, а также от организаций, обеспечивающих доступ в сеть «Интернет». Действие данного Закона не распространяется на интернет-провайдеров, предоставляющих услуги другого рода, такие как хранение информации, обмен информацией, электронная почта, социальные сети и тому подобное.

Закон о передаче данных определяет «коммуникационные данные» как «данные о местоположении, данные, идентифицирующие пользователей, и данные трафика» (доступ к таким данным следственных органов также регулируется положениями Закона о компьютерах). Закон о передаче данных устанавливает три способа доступа правоохранительных органов к коммуникационным данным. Во-первых, в соответствии с разделом 3 Закона о передаче данных полиция, а также другие правоохранительные органы могут обращаться в суд с ходатайством о разрешении на получение данных связи для спасения или защиты жизни человека; для раскрытия, расследования или предотвращения преступления; для задержания и привлечения к ответственности преступника или конфискации его имущества в соответствии с законом. При этом термин «преступление» определяется в широком смысле и включает не только уголовное преступление, но и проступок, вызывая резкую критику со стороны активистов и правозащитников, отстаивающих право на неприкосновенность частной жизни граждан. Раздел 3 (g) Закона о передаче данных предусматривает, что «в своем решении и при определении периода времени для доступа к коммуникационным данным суд учитывает, в частности, степень нарушения частной жизни, тяжесть преступления и тип запрашиваемых коммуникационных данных».

С 2017 года в Израиле вступил в силу закон «О полномочиях по предотвращению совершения правонарушений посредством сайтов в сети «Интернет», согласно которому суды могут приказать провайдерам блокировать сайты террористических групп, незаконные азартные игры в сети «Интернет», услуги проституции, продажу наркотиков. Согласно позиции законодателей, данные полномочия предоставят полиции необходимые инструменты для борьбы с преступниками, которые осуществляют свою деятельность в сети «Интернет». Распоряжение суда может быть выдано только в том случае, если необходимо остановить преступную деятельность, совершаемую при помощи сети «Интернет», или в целях предотвращения воздействия на пользователя какой-либо информации, которая может побудить его к совершению преступления, а также если сайт принадлежит террористической организации. Действие закона распространяется только на провайдеров услуг сети «Интернет», которые получают лицензии Министерства связи. Он не применяется в отношении действующих в Израиле провайдеров услуг по хранению данных или по управлению контентом, поскольку этим компаниям лицензии Министерства не требуются.

3.2 Сведения о цензуре в Израиле. Особенности регулирования СМИ

Помимо уголовно-правовой специфики закон «О полномочиях по предотвращению совершения правонарушений посредством сайтов в сети «Интернет» затрагивает регулирование свободы слова, основная проблема в регулировании которого заключается в поиске баланса между интересами государства в рамках защиты граждан и декларируемым органами власти Израиля принципом свободы слова. Верховный суд Израиля признал, что защита слова распространяется на все формы выражения и содержание такого выражения и включает свободу печати, политических лозунгов и распространения информации в сети «Интернет». Следовательно, этот принцип распространяется и на публикации в социальных сетях. Однако свобода слова не является абсолютной и может быть ограничена в определенных обстоятельствах, когда есть «почти уверенность» в том, что выражение может причинить «реальный вред» общественной безопасности. Право на свободу слова также может быть ограничено в обстоятельствах, когда оно противоречит праву на человеческое достоинство, защищенному Основными законами. Кроме того, слова могут быть ограничены на основании статутного закона, содержащего запреты на подстрекательство к расизму, терроризму и насилию или отрицание Холокоста и восхваление злодеяний, совершенных нацистами, или потому, что это представляет собой оскорбление государственного служащего и клевету, в том числе другие ограничения.

Несмотря на указанные законодательные положения, а также разъяснения Верховного суда, осенью 2019 года британская компания Comparitech выпустила отчет, согласно которому Израиль занимает 11 место в мире среди государств, правительства которых активно способствуют онлайн-цензуре. В отчете говорится, что за последнее десятилетие Правительство Израиля направило технологическим гигантам более 5500 запросов на удаление контента.

В данном исследовании компания Comparitech сопоставила количество запросов на удаление контента, полученных Google, Twitter, Facebook, Microsoft и Wikipedia от судов и правительств по всему миру. В то же время согласно представленному отчету Израиль занимает восьмое место между Германией и Россией по запросам на удаление контента, направленным в Facebook в период с июля 2013 года по декабрь 2018 года.

Указанное исследование было проведено ввиду следствия массового распространения в конце 2018 года информации о наличии многочисленных финансируемых Тель-Авивом группировок пользователей, целью которых выступала агитация граждан Израиля в сети «Интернет» и пропаганда интересов органов власти Израиля, а также блокировка информации с критикой в адрес органов власти.

Сообщалось, что так называемые «тролли» провоцировали в комментариях пользователей, вешали на здоровую критику в адрес органов власти ярлык «антисемитизма» и распространяли дезинформацию. Предполагалось, что группа таких пользователей была организована и проспонсирована органами власти Израиля. Задачей этих пользователей было размещение произраильского контента по всей сети «Интернет» и удаление информации, которая «не выгодна» органам власти Израиля.

Выдвигалось предположение о наличии 4 групп пользователей в зависимости от поставленных задач:

Группа контента отвечает за создание оригинального контента в формате новостей.

Группа мониторинга несет ответственность за «мониторинг сети «Интернет» для предотвращения и удаления антисемитского контента из социальных сетей на разных языках».

Группа «Новые Медиа» отвечает за каналы социальных сетей «включая учетные записи Facebook на английском, французском и португальском языках, Twitter, каналы YouTube и т.д.».

Группа «Википедия» «отвечает за написание новых статей в Википедии, обновление текущей и актуальной информации, отслеживание и предотвращение публикации неугодной информации».

По сообщениям израильских СМИ, высокопоставленные чиновники не отрицают факта осуществления со стороны органов власти Израиля подобного рода деятельности в сети «Интернет».

С точки зрения регулирования деятельности средств массовых информации в сети «Интернет» заслуживает внимания тот факт, что в Израиле с 2011 г. блогер может получить статус аккредитованного журналиста, в связи с чем ему выдается документ, именуемый «GPO card» (Government Press Office). Такое удостоверение дает блогеру право получать информацию и разъяснения от официальных лиц, а также присутствовать на мероприятиях пресс-службы Правительства Израиля. В этой связи де-факто блогер, получивший указанный документ, становится СМИ. Этот статус дает ему право способствовать освещению в СМИ ключевых событий в Израиле, а также визитов в государство иностранных высокопоставленных лиц.

3.3 Законодательство Израиля в области защиты конфиденциальности граждан. Персональные данные

В Израиле защита конфиденциальности граждан, в том числе в сети «Интернет», основана на принципе Основных законов, гарантирующем конфиденциальность, человеческое достоинство и свободу. Источниками регулирования являются Закон о защите конфиденциальности и постановления судов.

Законом о защите конфиденциальности вводятся общие термины законодательства Израиля о защите конфиденциальности, такие как «персональные данные», «оператор персональных данных», «безопасность данных», которые по своему характеру не имеют существенных отличий от общепринятой терминологии нормативных правовых актов в области защиты данных, в частности Общего регламента Европейского союза по защите данных, а также соответствуют принципам конфиденциальности Основного закона Израиля.

Основной закон Израиля устанавливает следующие принципы конфиденциальности:

(а) Все люди имеют право на неприкосновенность частной жизни и интимную жизнь;

(b) Запрещается входить в частные помещения к лицам, не давшим на это согласия;

(c) Запрещается производить обыск в частных помещениях человека или в его личных вещах без надлежащего основания;

(d) Запрещается нарушение конфиденциальности разговора, в том числе письменного обмена информацией или обмена электронными сообщениями.

Вместе с тем, защита конфиденциальности в сети «Интернет» в Израиле не является абсолютной. Раскрытие защищенной онлайн-информации может быть предписано судами в особых случаях, связанных с уголовными преступлениями, или, когда это необходимо для сохранения или защиты жизни граждан, расследования или предотвращения правонарушения в соответствии с положениями законов «О передаче данных» и «О полномочиях по предотвращению совершения правонарушений посредством сайтов в сети «Интернет», описанных ранее в настоящем исследовании.

При исследовании защиты конфиденциальности в сети «Интернет» в соответствии с израильским законодательством необходимо также учитывать тот факт, что израильская правовая система содержит принцип, согласно которому решения Верховного суда относительно объема и применения защиты конфиденциальности в отношении онлайн-данных являются обязательными для всех других судов и являются неотъемлемой частью применимого права.

В части защиты несовершеннолетних граждан от совершения в отношении них преступлений, связанных с сетью «Интернет», в Израиле существуют следующие нормативные правовые акты:

Закон о предотвращении сексуальных домогательств запрещает домогательства в отношении несовершеннолетних граждан с использованием компьютера, компьютерного программного обеспечения и предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет;

Уголовный кодекс Израиля наказывает лиц, публикующих или иным образом демонстрирующих «непристойные» материалы с изображением несовершеннолетнего, лишением свободы на срок до трех лет; публикующих нецензурную рекламу (в том числе с использованием сети «Интернет») с изображением несовершеннолетнего (в том числе с использованием программного обеспечения, позволяющего редактировать изображения) к пяти годам лишения свободы; лиц, использующих тело несовершеннолетнего для вышеуказанных целей к семи годам лишения свободы; лиц, совершивших любое из вышеперечисленных деяний будучи родителями или опекунами несовершеннолетнего, к десяти годам лишения свободы.

3.4 Законодательство Израиля в сфере защиты прав интеллектуальной собственности

В соответствии с особенностями правовой системы Израиля регулирование защиты прав интеллектуальной собственности основывается на законодательстве Великобритании. После создания государства Израиль в 1948 г. законодательство государства в сфере интеллектуальной собственности развивалось самостоятельно по пути принятия новых законодательных актов и многочисленных поправок к постановлениям времен британского мандата, в стране происходило накопление собственных прецедентов. Каждая из трех областей интеллектуальной собственности – патенты, авторское право и торговый знак – регулируется отдельным законом.

Патентные права в Израиле определяются Законом о патентах от 1967 г. С 1995 г. в него было внесено множество поправок. Некоторые из них довольно значительны. Область авторского права в Израиле регулируется двумя законами периода британского мандата, вступившими в силу в 1924 г. С этого времени научно-технический прогресс привел к появлению абсолютно новых технологий, поэтому в эти законы постоянно вносились изменения. Сейчас идет работа по серьезному реформированию законодательства в этой области. Отношения в области торговых знаков регулируются в Израиле Указом о торговых знаках в версии 1972 г. Его действие также распространяется на знаки обслуживания, знаки качества (сертификации) и общие торговые марки. Знаки, которые не могут быть зарегистрированы, подлежат защите только в той степени, которая определяется Законом о коммерческих правонарушениях от 1999 г., а зарегистрированные знаки подлежат защите также и в рамках Указа о торговых знаках.

Подзаконными законодательными актами в этой области являются Указ о торговых марках и Закон о защите изначального названия от 1965 г. В 2005 году был принят закон о научно-исследовательских и опытно конструкторских работах, согласно которому разрешается передача за рубеж ноу-хау, полученных в результате исследований, финансируемых государством. Это разрешение способствовало привлечению на территорию Израиля иностранных предприятий для создания разработок и возможности поглощения израильских инновационных компаний глобальными корпорациями, но сделало Израиль еще более экспортоориентированной страной, в связи с чем множество разработок, создаваемых в Израиле, не остается в государстве.

Как указывалось в разделе 1 настоящего исследования, в 2018 году Израиль совместно с Королевством Великобритания выступил с инициативой внедрения механизмов борьбы с нарушениями прав интеллектуальной собственности в сети «Интернет» в рамках сессии Консультативного комитета по защите прав Всемирной организации интеллектуальной собственности. В представленном документе изложен обзор внесения изменений в законодательство Израиля о регулировании авторских прав. Целью внесения изменений выступила идея создания эффективных средств юридической защиты авторского права в онлайн-среде с одновременным обеспечением открытого доступа к информации и произведениям культуры в сети «Интернет» с учетом соблюдения защиты права на неприкосновенность частной жизни и свободу слова.

Заключение

Организационно-правовая модель регулирования сети «Интернет» в Государстве Израиль представляет интерес с разных точек зрения.

Во-первых, в настоящий момент отсутствует единый подход относительно принадлежности правовой системы Израиля к той или иной правовой семье (с определенной долей условностей страну можно отнести к государствам смешанной правовой системы), одной из причин которого выступает тот факт, что основание государства произошло в 1948 году. В то же время, Израиль за короткий по историческим меркам промежуток времени успешно имплементировал законодательный опыт других государств, в связи с чем во второй половине XX века его правовая система стремительно совершенствовалась, во многом благодаря акценту на практику израильских судов, которые имеют нормативный характер.

Успешный опыт взаимосвязи правовых систем Израиля и других государств, например, Великобритании подтверждается актуальными примерами. В 2018 году Израиль совместно с Великобританией выступил с инициативой внедрения механизмов борьбы с нарушениями прав интеллектуальной собственности в сети «Интернет» в рамках сессии Консультативного комитета по защите прав Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Во-вторых, вызывает интерес ангажирование граждан Израиля и коммерческих структур государства в сеть «Интернет». Каждая пятая компания высоких технологий, котирующаяся на Нью-йоркской бирже NASDAQ, –израильская или бывшая израильская фирма, 80 из котирующихся в Нью-Йорке израильских компаний – государственные. На NASDAQ котируется больше израильских компаний, чем всех европейских, вместе взятых. Одним из существенных факторов популярности интернет-технологий в государстве, а также успеха Израиля на рынке информационных технологий выступила система израильского образования, которая во многом благоприятствует развитию технических и инженерных кадров, специалистов в области информационных технологий, а также помогает проводить исследования и разработки уже школьникам и, далее, студентам.

В-третьих, несмотря на во многом аналогичную европейской по характеру правовых норм модели регулирования сети «Интернет» в государстве, Израиль обладает рядом особенностей и инноваций. Прежде всего, заслуживает внимания тот факт, что в Израиле с 2011 г. блогер может получить статус аккредитованного журналиста, в связи с чем ему выдается документ, именуемый «GPO card» (Government Press Office). Такое удостоверение дает блогеру право получать информацию и разъяснения от официальных лиц, а также присутствовать на мероприятиях пресс-службы Правительства Израиля. В этой связи де-факто блогер, получивший указанный документ, становится СМИ. Этот статус дает ему право способствовать освещению в СМИ ключевых событий в Израиле, а также визитов в государство иностранных высокопоставленных лиц.

Интересна практика применения ряда законодательных актов в области противодействия интернет-преступности. Закон о компьютерах позволяет следственным органам получить разрешение судебных или, в безотлагательных и исключительных случаях, административных органов на получение данных, передаваемых в процессе обмена информацией между гражданами посредством сети «Интернет». С 2017 года в Израиле также вступил в силу закон «О полномочиях по предотвращению совершения правонарушений посредством сайтов в сети «Интернет», согласно которому суды могут приказать провайдерам блокировать сайты террористических групп, незаконные азартные игры в сети «Интернет», услуги проституции, продажу наркотиков.

В то же время Израиль является одним из лидеров среди государств, правительства которых «активно способствуют онлайн-цензуре» (по версии британской компания Comparitech, выпустившей осенью 2019 года соответствующий отчет). В отчете компании говорится, что за последнее десятилетие Правительство Израиля направило технологическим гигантам более 5500 запросов на удаление контента, что, по мнению Comparitech, является существенным показателем.

Все вышеизложенные аспекты, наряду с приведенными в исследовании историческими тенденциями развития Израиля в его организационно-правовом регулировании, нашедшими свое отражение, в том числе, и в регулировании сети «Интернет», свидетельствуют об успешном опыте данного государства в регулировании интернет-пространства. В особенности следует отметить экономические успехи Израиля в указанной сфере, важнейшую роль в достижении которых сыграло вовлечение израильских граждан и организаций в деятельность, связанную с развитием сети «Интернет».

Поделиться